Царьград

1 654 подписчика

Свежие комментарии

  • Виктор Шиховцев
    И как нам это её лидерство помогает? Да никак. Доходы от недр в оффшорах, а народ нищий."Роснефть" получи...
  • Виктор Шиховцев
    Ряда представителей власти? Да они там все заодно!Пронько: "Власть ...
  • Виктор Шиховцев
    Психически повреждённые не видят в упор причину. А она кроется в полном отсутствии государственного воспитания молодё...Социальные сети в...

Два Китая: Тайвань и КНР между войной и миром, но война все ближе

Два Китая: Тайвань и КНР между войной и миром, но война все ближе

Суть тайваньского вопроса в том, какие политические отношения две стороны, разделенные Тайваньским проливом, должны и могут иметь между собой? Этот вопрос – наследие гражданской войны в Китае, «холодной войны», сближения между Вашингтоном и Пекином, продиктованным стратегическими соображениями, привычной для США подменой дипломатии военным сдерживанием, а также приверженности Америки внешней политике на основе ценностей при отсутствии какой-либо стратегии.

С одной стороны Тайваньского пролива находится Китайская Народная Республика, а с другой – Китайская Республика. Что это значит? Разногласия по поводу статуса Тайваня усилили напряженность между островом и материком. Конфликт вокруг Тайваня также может стать очагом напряженности в отношениях между США и Китаем.

В мире до сих пор существуют разногласия и путаница в отношении официального статуса острова. Согласно позиции правительства КНР, он является неотъемлемой частью Китая. КНР рассматривает Тайвань как отколовшуюся провинцию, которую она пообещала вернуть, в случае необходимости – силой. Но лидеры Тайваня действуют обособленно от Пекина.

В 2005 году Китай принял «Закон о противодействии расколу государства». Согласно документу, в случае возникновения угрозы мирному воссоединению материковой части страны и Тайваня правительство КНР обязано прибегнуть к силовым и другим необходимым способам для сохранения своей территориальной целостности.

Одной из таких угроз может стать попытка Тайваня провозгласить независимость.

Мы будем продолжать придерживаться основного курса в работе с Тайванем, категорически выступать против любых сепаратистских действий, связанных с так называемой независимостью Тайваня, и пресекать их,

– отмечается в докладе, опубликованном на 3-й сессии Всекитайского собрания народных представителей 13-го созыва. Именно поэтому Тайвань не спешит официально объявлять независимость, а придерживается статус-кво. Несмотря на то, что Цай Инвэнь открыто выступает против сближения с КНР, далеко не факт, что она попытается поменять статус острова. Попытка переписать конституцию грозит немедленным вмешательством Пекина, скорее всего – военным. Согласно уставу Демократической прогрессивной партии, единственный способ для проведения политики по признанию независимости Тайваня – это всенародный референдум, а не одностороннее решение какой-либо политической силы.

Напряженность между двумя странами усилилась после того, как Цай Инвэнь была избрана президентом Тайваня в 2016 году. Цай отказалась принять формулу, утвержденную ее предшественником Ма Инцзю для укрепления связей между странами. Тем временем Пекин предпринимает все более агрессивные действия, включая пролеты истребителей вблизи острова.

Пекин утверждает, что существует только «один Китай» и что Тайвань является его частью. КНР считается единственным законным государством китайцев, поэтому она стремится к окончательному «воссоединению» Тайваня с материком.

Конституция Тайваня по-прежнему признает Китай, Монголию, Тайвань, Тибет и Южно-Китайское море частью Китайской Республики. КНП не поддерживает независимость Тайваня и последовательно призывает к сближению с Пекином. Однако перед лицом недавних поражений на выборах лидеры Гоминьдана рассматривают возможность изменения позиции партии в отношении Консенсуса 1992 года.

В своей речи в 2016 году Цай отметила, что она была «избрана президентом в соответствии с Конституцией Китайской Республики», которая является документом, гарантирующим единство Китая, и заявила, что будет «защищать суверенитет и территорию Китайской Республики». Цай также пообещала «вести межгосударственные дела в соответствии с Конституцией Китайской Республики, законом, регулирующим отношения между народом Тайваня и материком, и другими соответствующими законами». Пекин, однако, отверг этот язык и разорвал официальные связи с Тайванем.

В своей речи в 2019 году Си Цзиньпин повторил давнее предложение Китая Тайваню: включить его в состав материка по формуле «одна страна – две системы». Это та же формула, которая была применена к Гонконгу, которому было гарантировано сохранение его политической и экономической системы и предоставлена «высокая степень автономии». Такая формула глубоко непопулярна среди тайваньской общественности: ссылаясь на недавний отказ Пекина в предоставлении свободы Гонконгу, Цай и даже ДПП отвергли концепцию «одна страна – две системы».

Основное беспокойство аналитиков вызывает то, что растущий военный потенциал и напористость Китая, а также ухудшение отношений между Тайванем и КНР могут спровоцировать конфликт. Такой конфликт может привести к конфронтации между США и Китаем. Это связано с тем, что Пекин не исключил возможности применения силы для «воссоединения» Тайваня, а Соединенные Штаты не исключили возможности защиты Тайваня в случае нападения Китая.

Однако эксперты расходятся во мнениях относительно вероятности и сроков китайского вторжения. Главный военачальник США в Индо-Тихоокеанском регионе предупредил, что Китай может попытаться вторгнуться на Тайвань в течение следующего десятилетия, в то время как некоторые эксперты считают, что такое вторжение возможно в более отдаленное время. Другие считают 2049 год критической датой.

Си Цзиньпин подчеркнул, что воссоединение с Тайванем необходимо для достижения того, что он называет «китайской мечтой», согласно которой статус великой державы будет восстановлен к 2049 году. По мнению аналитиков, Тайвань вряд ли сможет защитить себя от китайского нападения без поддержки извне. Расходы Китая на оборону по меньшей мере в 15 раз превышают расходы Тайваня. Китай также оказывает давление на глобальные корпорации, включая авиакомпании и сети отелей, чтобы они признали Тайвань китайской провинцией.

В дополнение к вышеописанной тактике, Китай усилил свое вмешательство в выборы на Тайване. Его методы включают распространение дезинформации в социальных сетях и усиление контроля над тайваньскими СМИ. Например, на выборах 2020 года Китай распространял дезинформацию, пытаясь навредить Цай Инвэнь и усилить кандидата в президенты от Гоминьдана. Эти действия являются частью более широкой китайской стратегии использования принуждения для подрыва доверия к политической системе Тайваня и сеяния раскола в тайваньском обществе. Но эксперты считают, что успех ДПП на последних выборах, включая переизбрание Цай в 2020 году, является реакцией на действия Пекина.

Несмотря на угрозы со стороны Китая, Тайвань пока, похоже, сопротивляется регрессивной тенденции, характерной для демократий всего мира. В 2020 году журнал Economist впервые признал Тайвань «полноценной демократией» и поставил его на 11-е место среди крупнейших демократий, по сравнению с 31-м местом в предыдущем году. Это выше, чем у ближайших соседей из Азии (Япония на 21-м месте, Южная Корея на 23‑м), а США заняли 25-е место.

В будущем КНР будет продолжать свою политику в отношении Тайваня, а именно:

1) пытаться изолировать Тайвань на международной арене,

2) угрожать Тайваню силой при определенных условиях,

3) относиться к Тайваню как к провинции–ренегату.

Однако, возможно, решение тайваньской проблемы лежит не в политической плоскости, а в экономической. В настоящее время происходит активное наращивание экономических связей между Тайванем и материком, переориентация тайваньских экспортных отраслей на перспективный рынок КНР, которая носит долгосрочный характер.

Несмотря на настойчивые призывы тайваньской администрации к местным бизнесменам диверсифицировать направления своих инвестиций, чтобы не допустить чрезмерной зависимости экономики острова от материка, выправить формирующийся перекос в сторону КНР не удалось. Это связано, прежде всего, с нарастанием хозяйственных трудностей на самом Тайване, а также спадом в  американской экономике и в других развитых странах, что привело к сокращению заказов на тайваньские экспортные товары, и, в первую очередь, на продукцию электроники и информатики.

Таким образом,  быстро расширяющиеся экономические связи оказывают стабилизирующее воздействие на ситуацию в Тайваньском проливе.  Они работают не на окончательное политическое решение проблемы, а на сохранение статус-кво, что вполне устраивает Тайвань, и дают Пекину надежду на то, что в будущем вопрос о воссоединении будет поставлен на повестку дня. 

В заключение можно отметить, что в настоящее время «Тайваньская проблема» для современной КНР является одним из наиболее важных аспектов безопасности. «Тайваньская проблема» существует уже почти 70 лет, где за свою историю пережила множество событий, порожденных данным конфликтом – от мирных переговоров и заключений соглашений до нарастания конфронтации и балансирования на грани военного столкновения.

На сегодняшний день, несмотря на активные переговоры, отношения между Китаем и Тайванем сложно назвать стабильными, так как каждая сторона твердо убеждена в правоте своего проводимого внешнеполитического курса, где достижение компромисса происходит довольно затруднительно. Тайваньский вопрос рассматривается как один из наиболее серьезных факторов, определяющих политическую позицию КНР в вопросах внутренней и внешней политики. Что касается Китая, то для него решение проблемы Тайваня является делом принципиальной важности. События внутренней жизни КНР, вне всяких сомнений, серьезно влияют на характер и направление внешнеполитического курса. Что, в свою очередь, влияет на способность страны активно участвовать на международной арене.

Однако, несмотря на то, что «Тайваньская проблема» во многом взаимозависима от политики КНР, американская внешняя политика по отношению к Тайваню проводилась в соответствии со своими принципами, которые не относились к Китаю. Победа на тайваньских президентских выборах кандидата ДПП Цай Инвэнь стала новым вызовом для отношений между КНР и США. В последнее время здесь усиливается движение за то, чтобы объявить Тайвань отдельным государством. И если в ближайшее время произойдет военное столкновение Китая и Тайваня, то предсказать действия США будет достаточно сложно ввиду тонких дипломатических отношений по линиям США – Китай и США – Тайвань.

Материал об истинном смысле происходящего за пределами нашей страны предоставлен Аналитической группой Катехон.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх