Царьград

1 619 подписчиков

Свежие комментарии

  • LJUBA DEMCENKO
    Удивляюсь такому отношению со стороны Средней Азии и Казахстана,поднимали эти страны все нации Союза,строили,учили,ра...Учебники ненавист...
  • АНГЕЛ АНГЕЛ
    А как они будут работать в думе или на своих основных работах????? Что так хило в России найти достойных в думу?Великолепная пяте...
  • Александр Юткин
    Пора не только с диаспорами, но с автономиями, и республиками заканчивать. 91-го одного что ли мало?Царьград защищает...

Оружие ментальной войны: Кто виноват в убийстве детей в Казани?

Оружие ментальной войны: Кто виноват в убийстве детей в Казани?

В очередной авторской программе Анна Шафран предполагала обсудить тему ментальной войны против России, которую ведут США и их сателлиты. Но события в Казани, где были убиты дети, не позволяют говорить о чём-либо ещё, считает ведущая. Хотя, с другой стороны,  всё то, что произошло в Казани, более чем укладывается в понятие ментальных войн.

Терроризм как продукт информационного общества

Массовые школьные убийства, к слову, тоже появились в США, откуда разошлись по всему миру. К сожалению, эта беда затронула и нашу страну. О деталях произошедшего Анна Шафран говорить не стала: по мнению специалистов, эта информация может привести только к негативным последствиям. Но обратила внимание на другой аспект:

Терроризм стал возможен только в информационном обществе. Это мы должны понимать. Ведь главная цель террористов – не убить побольше людей, а добиться того, чтобы о преступлении рассказали побольше средств массой информации. Поэтому мы сегодня не будем обсуждать персону убийцы, его цели, и уж тем более – заявления. Мы будем говорить о том, как убрать из нашего информационного поля кровь и смерть, а точнее – смакование крови и смерти.

Советский Союз можно осуждать за многое, но терроризм в СССР был невозможен, потому что государство контролировало СМИ.

Сейчас у нас вроде бы свобода, как и на Западе. Но смотрите – когда потребовалось убрать из информационного поля точку зрения антипрививочников, например, это было сделано. Причём не только в СМИ, но и в соцсетях – тех, кто сомневается в пользе прививок или карантина, можно просто заблокировать. То есть можно сделать, когда есть желание.

По следам сегодняшних трагических событий возникает масса вопросов к самим себе. Кажется, мы уже довольно хорошо уяснили, что живём в эпоху гибридных, ментальных войн. Ядерное сдерживание сделало неприемлемым возможный ответный удар противника. Поэтому остаётся главный инструмент и метод ведения войны – переформатирование сознания. Борьба за умы. Навязывание деструктивных моделей поведения молодёжи. Чтобы тот, против кого ведётся война, был разрушен изнутри.

Оружие ментальной войны: Кто виноват в убийстве детей в Казани?Массовое убийство школьников в Казани опять заставляет задуматься о том, что могут сделать взрослые, чтобы не допустить подобных трагедий. Может быть, настала пора ограничить свободу тех, кто хочет и дальше смаковать кровь и смерть? Разбираются Анна Шафран и Олег Матвейчев. Скриншот: Царьград.

Киберспорт, всевозможные шутинги и файтинги были придуманы для тренировок американских солдат во времена войны во Вьетнаме, с тем, чтобы снизить жалость и приучить к убийствам. Но сегодня киберспорт активно популяризируется в школах России, в том числе, к сожалению, через Российское движение школьников, напомнила Анна Шафран.

Вот что это? И доколе в угоду бизнесу по созданию компьютерных "игрушек" будет насаждаться миф о полезности компьютерных игр? Доколе нам об этом будут рассказывать? Часть детей и так уже не смогут избавиться от компьютерной зависимости, а часть, увы, может пострадать так, как это произошло сегодня в Казани.

Когда мы всерьёз займёмся деструктивным контентом и очистим национальное информационное поле от гадостей. От всего того, что разрушает души не только детей, но и взрослых.

Цель террористов – получить известность

Обсудить этот и другие вопросы Анна Шафран предложила гостю в студии – политологу, профессору Финансового университета при Правительстве России Олегу Матвейчеву.

Анна Шафран: Как вы считаете, какую роль в произошедшем в Казани сыграло информационное поле?

Олег Матвейчев: Прежде всего, я хотел бы выразить свои соболезнования всем родственникам погибших. И сразу подхвачу вашу мысль: цель террористов – стать известным, стать популярным и сделать какие-то заявления. И некоторые наши СМИ, интернет-ресурсы, всевозможные Ксюши Собчак, готовые пригласить к себе на передачу любого маньяка, работают на этих террористов.

Потому что без информационного освещения любой теракт в принципе бесполезен. И тут надо было бы подобное "освещение" как-то законодательно регулировать, ввести определённые нормы для СМИ: запретить популяризировать террористов, показывать их, раскрывать их требования. И в целом СМИ должны пользоваться только официальной информацией. Должен быть какой-то определённый кодекс, мы даже пытались это с ФСБ обсуждать. Их пресс-служба все предложения записала, но дальше дело не пошло. Возможно, боятся, что СМИ поднимут шум, мол, им "наступают на горло", не дают говорить.

Но в целом дело ещё хуже. Вся эта история со скулшутингов абсолютно искусственная. И дело не просто в каких-то СМИ. В прошлом году фирма "Крибрум", специализирующаяся на мониторинге и анализе социальных медиа, а также Наталья Касперская и Игорь Ашманов проводили исследования о том, как теракт в Керчи повлиял на интернет-пространство.

В результате оказалось, что после этого теракта в сети заметную популярность получили группы скулшутинга, они стали едва ли не модными, их число увеличилось чуть ли не в десять раз. Девочки там писали об этом керченском стрелке: "какой красивый мальчик". То есть идёт героизация этих подонков, которые таким образом решили прославиться.

И когда во всё это вникли, когда увидели, кто это всё распространяет, как у нас появляются группы с жёстким контентом, всю информацию передали в ФСБ. Всё это не просто так в Сети возникает, это не просто какие-то мальчики и девочки решили что-то написать. За всем этим стоят боевые психологические группы, работают психологи, технические руководители и люди, хорошо владеющие речью. И вот они-то специально заманивают подростков.

Инверсия сознания: подростков обрабатывают профессионалы

А технология крайне проста. Какому-нибудь прыщавому юноше пишет "девушка" с красивой фотографией на аватарке. Она начинает с ним заигрывать и так далее. Потом вдруг выясняется, что только она его понимает, только она такая замечательная, а родители или одноклассники его не понимают и не ценят. Затем в ход идут эротические фотографии, а вскоре "девушка" пишет юноше, что он должен стать героем, подсовывает фотографии со сценами кровавого насилия, говорит, как ей всё это нравится, что он тоже должен во всё это вникнуть.

А дальше паренька уводят из соцсетей, заманивают в даркнет, где с ним откуда-то с территории США, Канады или Украины работают уже настоящие психологи. В результате, как мы видели на кадрах из Казани, юноша начинает ненавидеть своих родителей, говорит, что не признаёт ни мать, ни отца, а потом и вовсе объявляет себя богом.

Потом его учат, как и где взять деньги, чтобы купить оружие. Если на то пошло, ему и на карточку могут перевести деньги, если их у него нет. И вот вам готовый стрелок. Кстати говоря, наши органы, конечно, работают в этом направлении индивидуально. И уже десятки таких потенциальных стрелков обезврежены. То есть нельзя говорить, что все бездействуют.    

– Вот это очень важный момент. Потому что наши либеральные СМИ сразу же накинулись на силовиков, мол, куда вы смотрите, почему едите свой хлеб. И на самом деле да, мы должны понимать, что лежит в основе подобных жутких инцидентов.

– Вы посмотрите, какая чудовищная инверсия сознания происходит. Я это заметил ещё по терактам в 90-х годах. Помните, террористы захватывают роддом, убивают женщин и детей, взрывают дома, а либеральная пресса объясняет, что во всём виновата власть, а не эти террористы. Потом организация "Матери Беслана", в которой, я думаю, нет ни одной матери из Беслана, тоже высказывается против власти.

При этом люди, совершившие теракт, выносятся за скобки, то есть они как бы ни при чём, просто случилось как бы стихийное бедствие. А виноватыми выставляют тех же силовиков, которые там, в Беслане, пожертвовали своими жизнями.

Это ментальная гибридная война!

– Перед нами такая филигранная работа, продуманная методика по ведению тех самых ментальных войн?

– Совершенно верно – это ментальная война. Вы и сейчас услышите хор правозащитников, которые на весь интернет будут говорить: а где были власти, а почему нет загородок, а кто продал оружие. Короче говоря, виноваты все, кроме этого юноши, кроме тех, кто его к этому подвёл, кто за ним стоял.

А ведь уже известно, что парень круглосуточно сидел в интернете – об этом говорят и родители, и его знакомые. Так задайте вопрос – а что он там делал, кто в Сети с ним работал, кто его зомбировал? Кто научил его, что надо все свои следы в интернете удалять?

– Для того чтобы противостоять этой гибридной войне, нужно людей просвещать. Иного способа, к сожалению, нет и быть не может, скорее всего. Сегодня между ядерными державами открытое вооруженное противостояние невозможно. Поэтому прибегают к другим способам: на территории потенциального врага разрушают психику людей, переформатируют сознание и подводят их к совершению такого рода жесточайших терактов. Как надо рассматривать трагедию в Казани в контексте происходящих событий?

– Нам нужно вспомнить фразу "Хочешь победить врага – воспитай его детей". Вот именно этим они и занимаются – воздействуют всесторонне на наших детей. А для этого они ещё и старательно разрушают традиционную семью через всю эту пропаганду нетрадиционных отношений и прочего, создавая проблемы в нашем обществе.

Наши либералы так любят смеяться над словом "скрепы", им очень смешно. Но когда нет этих скреп, когда нет традиционных ценностей, у нас появляются люди с испорченной психикой, готовые вот к такого рода преступлениям. А некоторые из них ещё и в политику идут.

Меня вчера поразила новость о том, что бывший кандидат в губернаторы Приморья от КПРФ Андрей Ищенко попал в психиатрическую больницу, потому что человек реально сошёл с ума. Он написал в Instagram массу каких-то странных постов, он написал, что его "арестовали демоны, приковали к тачанке и везут в свой Кремль, в темницу". И сейчас признали, что он действительно болен.

А ведь его могли и выбрать губернатором, за него почти 50% избирателей Приморья проголосовало. А если бы он уже в должности губернатора начал что-то взрывать и что-то делать? Надо какие-то критерии и к политикам применять. Но главное – смотреть внимательно на тех, кто учится в школах и кому продают оружие.

Надо учитывать, что большинство социальных сетей имеет иностранное подчинение. Суверенного интернета у нас нет, в Сети хозяйничают и украинцы, и поляки, и все кто угодно. И создают группы влияния, разрушающие души и мозг наших детей.

Киберспорт: польза или больше вреда?

– Когда мы говорим о том, что надо противостоять новой угрозе, мы понимаем, что здесь не одна, а несколько проблем. С одной стороны – внешние факторы, уровень охраны в школах и оружие. С другой стороны – та же ментальная часть. Я бы в этом контексте упомянула бы и киберспорт – явление, на мой взгляд, крайне разрушительное, а пользы от него – ноль: ребёнок сидит за компьютером, развивается экранная зависимость, падает зрение, его психика подвергается постоянным атакам на протяжении нескольких часов. Я уже не говорю про осанку и так далее.

С другой стороны, мы же понимаем, откуда вообще взялись эти компьютерные игры, и какова цель была у этих компьютерных стрелялок изначально. Как вы считаете, стоит ли нам на это обратить внимание?  Что получает человек от занятий киберспортом?

Оружие ментальной войны: Кто виноват в убийстве детей в Казани?Киберспорт – явление крайне разрушительное, считает Анна Шафран. А пользы от него – ноль: ребёнок сидит за компьютером, развивается экранная зависимость, падает зрение, его психика подвергается постоянным атакам на протяжении нескольких часов. Фото: Juergen Tap/Globallookpress.

– На это обращать внимание надо, конечно. Я с вами согласен, никакой спортивной подготовки здесь нет. Зато сколиоз заработать вполне возможно. Но к этому вопросу надо подходить не с наскока, чтобы, как говорится, не выплеснуть с водой и ребёнка.

В статьях, опубликованных в журнале The National Interest, неоднократно отмечалось, что преимущество некоторых американских родов войск, в том числе и тех, которые управляют дронами, в том, что они набраны из молодых людей, воспитанных на киберспорте и так далее. То есть они выросли, так сказать, "с кнопкой у пальца". Они действительно могут так умело пользоваться всякими джойстиками, настолько быстро это делают, что противнику сложно за ними угнаться.

С этой точки зрения мы должны понимать, что и нам для военных целей нужно готовить таких специалистов. Но это должен быть чёткий, ограниченный контингент, который должен воспитывается под наблюдением опытных тренеров, как и обычные спортсмены. А курировать, вести такую подготовку должны военные, Министерство обороны. Но распространять это на всех школьников смысла не имеет.

– Да и не стоит всем часами сидеть перед компьютером – мы так всех призывников потерять можем: сегодня уже в первом классе огромное число учеников в очках ходят.

– Это отмечают постоянно в медкомиссиях при военкоматах.

– Есть ещё и другая проблема с этими видеоиграми. Это ведь не просто стрелялки, это вовлечение человека в жестокий мир, его фактическая вербовка. А потом и происходят такие трагедии, как в Казани.

– Да, это и культ насилия, это и составление психологического портрета и так далее. Когда человек играет в эту видеоигру, он становится членом какой-то команды, а остальные начинают его подхваливать, его могут тестировать на понимание того, что хорошо,  что плохо. И постепенно выводят на деструктивное поведение.

Ещё раз повторюсь – в этом направлении в Сети работают целые команды профессионалов. Поэтому я обращаюсь к родителям: следите за тем, чем занимается в Сети ваш ребёнок, как он проводит время. А вообще – пусть дети побольше книжек читают, пользы от этого будет больше.

– Должно ли государство контролировать всё, что связано с видеоконтентом, видеоиграми и киберспортом?

– Я считаю, что здесь должен быть контроль, потому что это тоже оружие. Мы же с вами об этом и говорим. Это оружие в ментальной войне, и его применяют – расстреливают наших детей, наши традиции, те самые скрепы. Они расстреливают нас в упор, а мы ничем не можем ответить, не можем защититься.

Законодателям пора бить тревогу

– Когда мы обсуждаем такие трагедии в эфире, сразу же возникает мысль о том, что должны быть школьные психологи, они должны работать с детьми. Но, честно говоря, мне кажется, что это тоже борьба с последствиями. Мы должны признать, что корни происходящего кроются вообще в абсолютно, извините, загаженном информационном пространстве. 

И мы должны себе отдавать отчёт в том, что когда по телевизору постоянно идут программы с разбором нижнего белья, с генетическими тестами, а в интернете и СМИ абсолютной нормой становится грязь и деструктив, это не может не оказывать непосредственного воздействия на детей. Что ж мы тогда удивляемся, что все эти случаи множатся. Наш информационный суверенитет может быть защищён в этом смысле? И если да, то как к этой проблеме следовало бы подойти?

– Законодателям давно пора бить тревогу. Я сам этому всему удивляюсь. К примеру, по телевизору идут популярные шоу, где очередная героиня рассказывает про свои четыре развода, а ведущий с сочувствующим лицом кивает, мол, да, это всё ужасно. Скажите, это пропаганда семейных ценностей? А ведь такое показывают по всем центральным каналам.

Если говорить о школьных психологах, то я вам честно скажу: он может помочь ребёнку  в очень узких рамках и только совершенно здоровому ученику – если у него какие-то временные трудности, а в целом всё хорошо и с родителями, и с друзьями-одноклассниками. Школьный психолог может дать совет, если вдруг возник какой-то конфликт.

А с трудными подростками работать крайне сложно. Они нередко просто смеются в лицо в ответ на какие-то советы. Так что, я думаю, для существа, устроившего расстрел к казанской школе, общение с психологом – что мёртвому припарки.

Нам нужен самый строгий информационный карантин

Завершая программу, Анна Шафран отметила, что на фоне трагедии, случившейся в Казани, конечно, будут приняты самые строгие меры, обладателей оружия ждут проверки, обязательно появятся законодательные и общественные инициативы. Но самое страшное уже произошло и погибших детей не вернуть и мы все выражаем самые глубочайшие соболезнования родителям, родственникам и друзьям погибших.

Когда в мире вводили антиковидные ограничения, нам говорили, что это ради того, чтобы сохранить жизни. Я уверена, что нам нужен самый строгий информационный карантин и мощнейшая информационная прививка от насилия. Это должно затронуть все сферы жизни и все средства массовой информации, и в первую очередь те, которыми пользуются подростки - то есть соцсети и мессенджеры.

Подобные трагедии – это вызов всему человеческому сообществу. Взрослые обязаны защитить детей и тут действительно все средства хороши.

Давайте подумаем об этом и в самые кратчайшие сроки примем самые необходимые меры.

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх