Последние комментарии

  • Грозненский Рабочий19 июня, 17:00
    Время показывает, что "Сталин и Ко" абсолютно ЗРЯ ВЫСЕЛЯЛ тех пособников фашистов, саботажников, дезертиров в годы во...Цыганский табор уходит с уроком
  • николай лебедев19 июня, 14:34
    Театр кукол-куклы меняются, кукловоды остаются те же.Труба в обмен на санкции от Германии
  • Семен Борисов19 июня, 14:22
    Конечно мы все,когда нибудь умрём!И это факт!Мы все умрём: тяжёлая правда о демографии в России

Выжившая при покушении на Захарченко: Бомба отреагировала на лицо главы ДНР

Жительнице Донецка, главе молодежной платформы общественной организации «Оплот Донбасса» Наталье Волковой всего 20 лет, но она пережила несчастий гораздо больше, чем многие ее сверстницы. 31 августа этого года Волкова оказалась вместе с главой Донецкой Народной Республики Александром Захарченко в кафе «Сепар» и пострадала во время покушения на него.

Волкова входила в двери кафе вместе с ним, когда сработало заранее заложенное взрывное устройство...

Александр Захарченко погиб, Наталья получила тяжелые ранения. Уже более трех месяцев она проходит курс лечения и реабилитацию. А впереди еще долгие месяцы восстановления.

О том, как произошло покушение, кто мог совершить злодеяние, и о других покушениях на Захарченко Волкова рассказала в эксклюзивном интервью Царьграду.

ВолковаН. Волкова. Фото: Андрей Малосолов / Телеканал «Царьград»

Царьград: Наталья, вы помните, как начинался тот день, когда было совершено покушение на главу ДНР Захарченко? У вас было внутреннее чувство, что может произойти что-то ужасное, трагическое?

Наталья Волкова: Такого ощущения не было. Утром меня вызвал к себе Александр Владимирович, мы с ним давно не виделись. В сентябре предстояло отметить День освобождения Донбасса, и мы обсуждали мероприятия к этой дате. Да, меня тогда поразило его поведение. Он был не такой, как обычно. Он, всегда такой сдержанный человек, в тот момент вел себя слишком сентиментально. Я почувствовала: что-то не так... После обсуждения вопросов «Оплота Донбасса» Захарченко пригласил меня вечером помянуть скончавшегося за день до этого Иосифа Кобзона.

Но увиделись мы еще раньше, когда глава ДНР приехал к нам в «Оплот» на тренировку по ножевому бою. Такое ощущение, что он все хотел успеть в этот день... Мы показали ему, чему научились. Еще в мае он дал мне приказ: обучайте ребят боевым искусствам, хотя до этого мы все время были просто мирной молодежной организацией.

Уже после тренировки все вместе отправились в кафе.

Ц.: У самого Захарченко какие-то предчувствия были?

Н.В.: Мне он, конечно, об этом не говорил. Но его близкие и друзья рассказывали, что предчувствия были. Жена, Наталья Владимировна, тоже потом подтвердила.

Когда я уже лежала в больнице, ко мне приходил Сергей Завдоев (позывной «Француз»), близкий друг Александра Владимировича. Он сказал, что они незадолго до трагедии встречались с Захарченко, и он сказал, что чувствует, будто что-то случится.

Ц.: Что происходило в кафе? Можете поминутно вспомнить?

Н.В.: Поминутно... Я не помню, у меня долгое время была амнезия. Потом по видео восстанавливала ход событий.

... Мы вышли из машины, подошли с охраной к входу. Взрыв. После этого я еще две недели ничего не помнила.

Ц.: Что-то ощутили — вспышку, удар?

Н.В.: Как будто резко штору задернули — и темнота.  

СепарКафе «Сепар» после взрыва. Фото: vk.com

Ц.: Первую помощь вам оказывали в Донецке?

Н.В.: Меня полностью лечили в Донецке. Сейчас я в Москве первый раз. На самом деле выехала за пределы ДНР на консультацию в военный госпиталь. До этого была невыездная из-за того, что до сих пор идет следствие по делу об убийстве.

Очень хорошо мне оказали помощь. Никаких претензий к лечению в Донецке нет.

Ц.: Какой характер травм?

Н.В.: Черепно-мозговая, контузия, трещина в лобной части, после чего там начала скапливаться жидкость. Из-за этого пришлось делать операцию. Были сильные ожоги рук и предплечий, мне пересаживали кожу, делали операцию. Очень пострадали шея и лицо. Спасибо большое нашим врачам, сейчас даже не видно, что с лицом были проблемы.

Врачи у нас очень хорошие, сделали все на высшем уровне. Пострадала также нога. На ней была очень большая гематома, перелом колена. Сейчас сделали операцию и вставили металл. Пока передвигаться могу только на костылях. Прогнозируют, что ковылять на них буду до марта.

Ц.: Александр Захарченко погиб сразу, люди его окружения, кроме одного охранника, получили ранения. Это был точечный взрыв?  

Н.В.: В «Сепаре» было установлено специальное взрывное устройство, которое среагировало именно на его лицо.

ЗахарченкоЗа пару секунд до взрыва. Фото: vk.com

Ц.: То есть с фотоэлементом?

Н.В.: Да. Перед ним зашел охранник, который осмотрел «Сепар». И именно когда заходил Захарченко, устройство сработало очень точечно.

Ц.: Кафе «Сепар» — заведение для своих. Как так получилось, что туда заложили немаленькое устройство, да еще с механизмом?

Н.В.: Сложный вопрос... Само кафе принадлежало близкому другу Александра Владимировича, Саше Костенко, он депутат первого созыва Народного Совета.

На мой взгляд, однозначно там замешаны сотрудники этого заведения. Просто так встать на стремянку, заложить бомбу и уйти, не получилось бы. Однозначно кто-то должен был туда пустить тех, кто закладывал взрывчатку.

Ц.: Есть ли информация о персонале этого кафе?

Н.В.: В «Сепаре» я часто бывала, практически каждый день. Кафе находится близко к нашему офису, встречи в основном проводились там. Там уютно и всё закрыто.

С одним из ребят, которые там работали, общаюсь до сих пор. Он рассказал, что всех сотрудников «Сепара», вплоть до тех, кто его строил и оборудовал внутри, сразу задержали на 30 суток. Допросы велись, проверяли каждого человека. Другой информации у нас нет, ее не разглашают.

Понятно, что подозреваемых очень много — от охраны до самого ближнего круга Захарченко. У охраны и у меня забрали все мобильные телефоны, проверяли связи, контакты.

Ц.: Расскажите о вашей жизни после ранения.

Н.В.: Первые две недели я провела без сознания в амнезии. Потом мне очень долго все боялись сказать, что произошло. Только после 20 сентября я узнала, что «Бати» больше нет...

После операции я начала вспоминать этот день, но так до конца и не вспомнила. Когда меня перевели в палату, где уже были родные, я начала расспрашивать: а что с «Ташкентом», что с Захарченко? И они мне сказали. До сих пор тяжело поверить...

похороныПохороны. Фото: vk.com

Ц.: В Донбассе все знают, что на Захарченко устраивались покушения. А сколько точно, знают немногие...

Н.В.: На него было совершено больше ста покушений. И когда мне сказали, что это случилось, первая мысль: кто угодно, только не он. Он сильнее смерти.

Ц.: Глава ДНР сам рассказывал о покушениях?

Н.В.: Да. Например, он вспоминал, как на него устроили покушение через домработницу. Ее мама поехала на Украину за пенсией. СБУ ее там задержала и прессанула. Через своих людей передали домработнице баночку с ядом и сказали, что она должна отравить всю семью Захарченко. А ее маму оставили в заложниках на Украине. Дочке домработницы передали, что если она этого не сделает, мать либо посадят, либо убьют.

Командир мне даже показывал баночку. Внутри состав, напоминающий обыкновенную соль, только крупную. Крупинка этого яда убивает человека в течение часа. Пять крупинок — мгновенно. И он говорил, что домработница пришла, поставила баночку на стол и расплакалась. Говорит: я не могу, вы для меня уже родные.

Александр Захарченко потом говорил, что вся семья умирала бы у него на глазах, и он бы умер последним.

ЗахарченкоА. Захарченко. Фото: www.globallookpress.com

Ц.: А с этой женщиной что дальше стало?

Н.В.: Она осталась у Командира работать. А мать этой женщины... так и оставили в СБУ, дальнейшей ее судьбы я не знаю.

Ц.: А еще какие случаи известны?

Н.В.: У нас в Донецке есть ресторан «Пушкинский». В лепнину на потолке заложили взрывчатку. И еще где-то под столом. Потом уже нашли всех, кто это делал. Компания молодых людей арендовала этот ресторан, чтобы провести фотосъемку. Одни работали, снимали, чтобы никто ничего не заподозрил, а вторые вот это лепили.

Ц.: Они местные?

Н.В.: Да, местные. Их дальнейшая судьба мне неизвестна.

Ц.: Жизнь после Захарченко, какая она в Донбассе?

Н.В.: Тяжелая. Очень непростая жизнь. Даже те, кто не любил «Захара», а таких тоже немало было, понимают, что он великий человек. Он вывел Донбасс на тот уровень, на котором мы сейчас живем. Ведь в 2014-2015 годах, после событий на Майдане и начала войны, у нас не было ничего. Сейчас, не считая боевых действий и на окраинах города, и по всей республике, Донбасс живет. У нас есть зарплаты, пенсии. Республика пытается вернуться в тот период, когда всё было нормально. Александр Владимирович делал всё для того, чтобы республика процветала.

Что будет сейчас? Новый глава ДНР Денис Владимирович Пушилин говорит, что он будет делать все, как делал Захарченко.

Ц.: Каким вам видится будущее Донбасса?

Н.В.: Мы верим и надеемся, что все будет продолжаться в том же духе, который выстроил Захарченко. Мы построим сильную республику, которая стремится, конечно же, в Россию. Россия — наша Родина! 

Мы хотим жить в мире, за свою свободу платим высокую цену.

ДонецкФото: vk.com

Ц.: Вам известно, что 15 декабря состоится так называемый «собор» по созданию некоей единой украинской поместной церкви? Как относятся в Донбассе к попыткам Константинополя прибрать к себе Украинскую Православную Церковь?

Н.В.: Конечно, эти вопросы у нас обсуждаются, и нас, молодежь, эти темы затрагивают. То, что происходит на Украине с разделом Церкви, — это часть всего того раздора и развала, что там творится. Но Донбасса эта тема сильно не касается. У нас церковного раздела не будет.

Глядя на все эти дела, народ понимает, что не зря мы поднялись в 2014-м. Мы видим то, что происходит на Украине. Нам это чуждо. Народ наш в большинстве своем православный. Украина делает все, чтобы еще больше отдалиться от России, отдалиться от Донбасса. У киевских властей это получается. Ведь раньше мы были братскими народами и говорили, что готовы, если поменяется власть на Украине, снова жить дружно, как жили много лет. Но сейчас уже не готовы.

За годы войны погибли уже больше 10 тысяч жителей Донбасса. Это только с нашей стороны. И то, не все жертвы еще подсчитаны. Каждый день умирают люди. В Горловке, в Новоазовском районе, в Киевском районе Донецка. Вроде бы до центра рукой подать, где все люди живут. Сейчас в Донецке новогодняя суета, как в Москве, а буквально через несколько километров мирные люди гибнут каждый день.

Никогда мы с ними уже не будем братьями...

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх