Последние комментарии

  • Елена Премудрая19 декабря, 0:33
    на всеДиверсия, обстрел Боинга или война? На что пойдёт Порошенко, чтобы удержать власть
  • Елена Раздъяконова-Реймер (Николаева)18 декабря, 15:48
    Да не Ищенко был нужен Приморью, этот хохол хитромудрый. Владивостокчане его сразу раскусили и голосовали за него одн...Приморье: Администрация президента сдала экзамен и готовится к большой войне
  • Борис Антонов18 декабря, 13:31
    Янукович заждался!Почему Лукашенко боится России и предпочитает НАТО

Анатомия подорожания: Кто должен остановить рост цен на продукты

2018 год стал поистине годом анонсирования повышения цен. И ладно там подорожание доллара, бензина и недвижимости, это давно обещают все кому не лень, но сейчас к этому процессу подключились производители пищевых товаров.

Сначала мясо.
Потом хлеб.
Потом молоко.
А теперь снова хлеб.

..
Экономика

И каждый раз часть журналистов начинает «ловить хайп» и собирать трафик мрачными прогнозами о том, как все будет плохо, страна оголодает, и мы все скоро умрем. Между тем конкретный разбор каждой ситуации показывает, что опасения, мягко говоря, преувеличены.

Для более четкого понимания ситуации рекомендуем вам прочесть материалы, прикрепленные к этой статье в качестве врезок. Там подробно разбираются предупреждения и претензии производителей. И каждый раз оказывается, что слухи о «голоде», скажем так, сильно гипертрофированы.

Экспорт зерна из России занимает немало места в информационном пространстве. Хотя вся эта история более имиджевая, нежели экономическая: продаем пшеницу мы дешево, и в общей структуре национального экспорта ее пока что практически не видно. Тем не менее конфликт интересов здесь вырисовывается точно такой же, как и в нефтяной отрасли.

Фото: globallookpress.com

Международные цены растут.

Становится выгоднее продавать за рубеж, чем внутрироссийским переработчикам по низким ценам (вот она, цена дешевого рубля).

Но есть квоты на экспорт, остальное надо оставлять в стране себе в убыток (на самом деле это не убыток, а недополученная прибыль).

Поскольку продукт — что бензин, что хлеб — имеет социальную важность, просто так поднять внутренние цены до мировых сложно: в правительстве не поймут.

Поэтому надо придумать рациональное обоснование роста цен и распространить его через СМИ, подготовив тем самым общественное мнение.
Когда правительство попросит оставить цены на прежнем уровне, надо потребовать у него определенной компенсации за неудобство.

Простенькая многоходовочка. И, судя по всему, действенная, раз стала модной и повторяется раз за разом.

Скажем, менее месяца назад Руспродсоюз утверждал, что хлеб подорожает из-за «увеличения биржевых цен на зерно, снижения урожайности, изменения курса валют». Какое отношение привнесенные с Запада биржевые игры имеют к обеспечению русского (обратите внимание на корень «рус» в названии союза) народа продуктом первой необходимости, неясно. Снижение урожайности — только относительно аномально урожайного 2017 года, в целом с этим вопросом все хорошо.

Фото: globallookpress.com

Курс валют какое отношение имеет к продукту, выросшему на русской земле, убранному русскими людьми на русской технике, работающей на русском бензине? С точки зрения здравого смысла — никакого. С точки зрения нашей странной экономики — прямое.

Что на сей раз? «Цены в Ставропольском крае отреагировали на подъем мирового рынка — зерно подорожало с 9 до 10-11 руб. за кг». «Цена на хлеб и макароны в Сибири вырастет на 10% из-за подорожания зерна, муку уже отпускают на 14% дороже».

Странная складывается ситуация. Из-за того, что на Нью-Йоркской бирже фьючерсы на зерно подорожали (а их цену во многом определяют спекулянты, которые даже не знают, как выглядит пшеница), бабушка из Бийска купит батон белого на два рубля дороже. Самый ужас в том, что эту бийскую муку продать за рубеж по нью-йоркским ценам при всем желании невозможно — пропускная способность российских портов не позволяет. Но ребята сказали, что пшеница подорожала, поэтому утритесь и платите. Глобализация. Встроенность в мировые цепочки.

Сельскохозяйственный бизнес в России — частный бизнес. Нельзя покушаться на право производителя продавать свою продукцию по любой удобной для него цене — так мы придем к социализму. Но и принимать ценовой шантаж, сговор за должное — тоже не вариант.

Существует такая организация, как Федеральная антимонопольная служба с бодрым сокращением ФАС. Организованный рост цен на зерно (и еще больший на муку́) должен как минимум насторожить подопечных Игоря Артемьева. Но, судя по всему, сельскохозяйственное лобби, связанное с бывшим губернатором благодатного Краснодарского края, позднее министром сельского хозяйства Александром Ткачевым, существенно превосходит ФАС по своим возможностям.

И здесь встает вопрос о роли личности в истории.

Глава ФАС Игорь Артемьев. Фото: globallookpress.com

Единственный в истории глава ФАС, член партии «Яблоко» Игорь Артемьев, корпулентный бородатый человек, выглядит честным чиновником и неплохим профессионалом. Но его аппаратный вес близок к нулю: представители других ведомств часто не воспринимают ФАС всерьез. Посмотрите, как выросло влияние Счетной палаты после назначения туда Татьяны Голиковой, и мы увидим еще много интересного от Алексея Кудрина. Федеральной антимонопольной службе нужен не просто профессиональный, но еще и сильный, влиятельный руководитель.

Перед нами все признаки картельного сговора производителей зерна, использующих внешнеэкономическую конъюнктуру для повышения цен внутри страны. И кто-то очень сильный должен встать, ударить кулаком по столу и сказать: «Ребята, нам дороже бабушка из Бийска, чем из Бангладеш. При всем нашем сочувствии к судьбам пожилых женщин в этой перенаселенной мусульманской стране». Артемьев этого сделать не может.

Чем и пользуются агропромышленные холдинги.

 

Источник ➝