Последние комментарии

  • Urffin Djuss19 сентября, 15:30
    Нелезте грязными капиталистическими граблями в Советское прошлое.Кем на самом деле был Чапаев
  • Андрей Басанец19 сентября, 7:49
    Из 14 миллионов только 1 миллион оказался без мозгов.Дудь о Беслане: Приглашение к повтору
  • Сергей Качкуркин18 сентября, 21:06
    Точно!!!«Русская партия» берёт власть в Израиле: Как ефрейтор и бывший грузчик стал «королём» страны

Почему Россия должна отказаться от зарубежных инвестиций в инфраструктуру

Глава Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев сообщил, что в Россию приходит большая радость. Иностранцы из Китая, Кореи, Аравии, Катара, Эмиратов в ближайшие 6-7 лет вложат порядка 40 миллиардов долларов в российскую экономику, в основном инфраструктуру.

Объекты инвестиций звучат сказочно: 40% пойдут в «железные дороги, автодороги, порты и аэропорты».

Это вам не фондовый рынок, с которого легко и приятно сбежать, – это бетон, стекло и металл, которые так просто из страны не вывести. Еще 25% пойдут на технологии, которые тоже не воробей: однажды переданное обратно не вернуть; впрочем, с высокими технологиями у стран-инвесторов есть определенные проблемы – они скорее способны оплачивать проекты, созданные нашими специалистами (возможно, по западным образцам).

Глава Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев. Фото: www.globallookpress.com 

Отдельно подчеркивается, что почти все проекты – не московские. Что, безусловно, радует всех, кто понимает опасность разрастания Москвы для «остальной России». Вообще, по сравнению с привычным нам инвестированием анонсированные Дмитриевым направления выглядят неожиданно адекватными и перспективными.

Отступление о «КамАЗах»

Но сперва – о масштабах. Называя круглые цифры, многие не вдумываются в их содержание: слишком превышают эти суммы все, что было в нашем скромном повседневном опыте. Что такое 40 миллиардов долларов? Внешне – довольно увесистый актив, 400 тонн стодолларовых бумажек, 73 полностью загруженных «КамАЗа-4308». На семь лет – это примерно по 10 «КамАЗов» в год.

С другой стороны, в нас, простите, вложат 5,7 млрд долларов ежегодно. По текущему курсу это 376 млрд рублей. Много или мало? ВВП России за 2017 год – 92 трлн рублей. Таким образом, перед нами – 4 промилле национального дохода.

Копейка, безусловно, рубль бережет, и 10 «КамАЗов» долларов в год нам бы не помешали. Вопрос лишь, какой ценой.

Фото: jefftakespics2 / Shutterstock.com

Инвестирование по-нашему

Вернемся к «иностранным инвесторам». Под ними у нас обычно понимают биржевых спекулянтов. Вспомните, как на фоне роста стоимости нефти и укрепления российской государственности в середине 2000-х отток капитала из страны сменился приростом. Минус 9 миллиардов долларов в 2004-м, минус 0,3 млрд в 2005-м, плюс 44 млрд в 2006-м, плюс 88 млрд (!!!) в 2007-м. СМИ торжествовали: Россия поднялась с колен и стала финансовой Меккой. Вы помните, чем это кончилось, уважаемый читатель? Вы не потеряли работу в 2008-09 годах, не искали, где бы подработать, чтобы заплатить кредиты? 2008 год – минус 134 миллиарда долларов из российской экономики (причем весь отток пришелся на пять последних месяцев – грузите доллары «КамАЗами»). «Пузырь» – веско констатировали те же эксперты, которые за два года до этого прославляли рост российских индексов.

Нынешний глава РФПИ в годы надувания пузыря возглавлял Российскую ассоциацию прямого и венчурного инвестирования, внесшую определенный вклад во всю эту историю. Но перед крахом рынка Дмитриев, уроженец Киева, спрятался в созданном в 2007 году инвестиционном фонде Icon Private Equity, принадлежавшем украинскому миллиардеру Виктору Пинчуку. В интересах Пинчука он провел множество интересных сделок – например, продажу акций российского медиахолдинга СТС Медиа американскому холдингу Fidelity Investments.

Как видим, Дмитриев определенно знает толк в инвестициях, в том числе и в политических. Он стал одной из ключевых фигур в обвинениях, выдвинутых демократами против Дональда Трампа: один из спонсоров американского президента Эрик Принс, владелец ЧВК Blackwater, встречался с Дмитриевым на Сейшельских островах перед инаугурацией своего клиента. Организатором встречи – и тут мы плавно переходим к анонсированным инвестициям в инфраструктуру – был наследный принц эмирата Абу-Даби (ОАЭ) Мухаммед бин Зайед аль Нахайян. Он, помимо прочего, возглавляет суверенный фонд Mubadala, у которого внезапно есть совместный фонд с РФПИ. Владеющий, например, 12% «Вертолетов России».

Нет сомнений, что именно «Мубадала» станет одним из основных инвесторов в программе, о которой рассказал Дмитриев.

Мухаммед бин Зайед аль Нахайян. Фото: www.globallookpress.com

Чем возвращать будем?

Инвестиция, конечно, не заем, но тоже предполагает некий возврат вложенного, причем с процентом. Процент этот колеблется в зависимости от множества факторов, но в первую очередь – от риска. Риск и норма прибыли находятся в самом непосредственном взаимоотношении, это азбука экономики. Россия – страна рискованного инвестирования, поэтому никто не будет вкладываться в нашу экономику ради 2-3% в год. От нас иностранцы ждут не менее 12-15%. 15% на протяжении семи лет – это уже возврат вложенного, после чего идет получение чистой прибыли.

Но никакой инфраструктурный проект таких денег не даст. Можно говорить об относительно быстром возврате инвестиций лишь при строительстве платных дорог, особенно если в договоре концессии заложен запрет на строительство и даже реконструкцию бесплатных альтернатив (этот хамский пункт является нормой у нас). Морские порты, аэропорты, железные дороги окупаются заметно дольше. А загадывать на тридцать лет вперед в России могут только бессовестные авторы бесчисленных «Стратегий».

Сам РФПИ при этом избегает инвестировать в подобные предприятия, средний срок реализации его проектов – 5-7 лет. Для более глобальных задач у нас используется институт развития – государственная корпорация ВЭБ. Правда, спасение банковской системы в 2008-09 годах и финансирование Олимпиады в Сочи обошлись ему дорого – многие миллиарды заемных средств не вернулись, и на балансе у ВЭБа оказались сотни объектов залога, малоликвидных предприятий и объектов недвижимости.

Частное же инвестирование в России развивается из-под палки – вспомните пресловутый «список Белоусова», когда по итогам переговоров Российский союз промышленников и предпринимателей представил в правительство проекты на сумму 6 трлн рублей. Но и это, между прочим, в 2,2 раза больше, чем в совокупности обещают нам зарубежные друзья РФПИ.

Оборотная сторона

Отложенный экономический эффект инвестиций может быть оправдан лишь одним: политическим и лоббистским влиянием. Китай давно торгуется с Россией о строительстве российской части своего Шелкового пути – высокоскоростной железнодорожной магистрали Казахстан – Екатеринбург – Казань – Москва – Европа. Арабам чрезвычайно интересны нефтегазовые проекты – входя в число крупных акционеров, они получают доступ к стратегическим планам руководства. Корейцы с тревогой смотрят на возрождение российского кораблестроения – сейчас именно Корея считается «всемирной верфью». Фактически мы приглашаем на свою территорию прямых конкурентов – как на рынке углеводородов (Ближний Восток), так и по геополитическому влиянию (Китай). Они делятся весьма скромными, как мы показали выше, деньгами и определенным опытом. Получая взамен огромный объем информации и влияния. Фактически – часть суверенитета.

Представим себе ситуацию с совсем не нулевой вероятностью. В рамках какого-то экономического конфликта Китай замораживает движение по частично контролируемой им скоростной железнодорожной ветке. Россия, естественно, предпринимает меры к возобновлению движения; меры, возможно, и силового, полицейского характера. И Китай трактует это как агрессивные действия против его собственности, после чего начинает эту собственность защищать. Какими угодно способами.

Нам правда нужна эта высокоскоростная мина замедленного действия?

* * *

Общая сумма обещанных иностранных инвестиций меньше, чем дополнительные прибыли, которые получит бюджет России в одном только 2018 году. Мы совершенно точно можем решить свои проблемы самостоятельно, без наших дорогих, уважаемых, высоко ценимых партнеров. А сэкономленные деньги они могут потратить, например, на покупку наших товаров и услуг.

Деньги, умы и руки на строительство инфраструктуры у России есть. Нужна лишь политическая воля.

 

Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх